Промсвязьбанк берется за женщину в порту

Промсвязьбанк берется за женщину в портуПромсвязьбанк хочет инвестировать в восстановление порта Выборг, принадлежавшего Виталию Архангельскому. Но из компаний порта вывели имущество, и теперь на экс-президента «Осло марин», Ольгу Лукину летят жалобы в полицию.

47news.ru
Миллиардные долги порта Выборг стали предметом борьбы между структурами Промсвязьбанка и бывшим вице-президентом «Осло марин» Ольгой Лукиной. На нее теперь пишут заявления в полицию. Сумма долгов фирм, где работала Лукина, перед Промсвязьбанком — 5,8 млрд. 
Сама Лукина во всем винит руководство банка «Возрождение», который уступил кредиты Промсвязьбанку. Банк поссорился с Виталием Архангельским и сделал все, чтобы довести порт до банкротства, считает она.
Во вторник, 18 июля, в УМВД по Василеостровскому району поступило заявление Артема Соболева, конкурсного управляющего фирмы «Портовое оборудование», которая до недавнего времени владела имуществом в порту Выборг. В заявлении Соболев раскрывает признаки преднамеренного банкротства этой компании и просит привлечь к ответственности ее бывшего директора Ольгу Лукину.
Порт Выборг — небольшой порт в Ленинградской области. До 2009 года принадлежал группе «Осло марин» Виталия Архангельского. В «Осло марин» входили две фирмы — «Портовое оборудование» (собственник имущества и технических средств) и «Порт Выборгский» — стивидорная компания. Управлять портом Архангельскому помогала Ольга Лукина, в тот момент вице-президент группы «Осло марин».
В 2010 году Архангельский уехал во Францию. Поводом послужил интерес полиции Петербурга к налоговым схемам, применявшимся в «Осло марин». Интерес этот появился вслед за тем, как бизнесмен не смог вернуть банку «Санкт-Петербург» долг 4 млрд рублей. После отъезда Архангельского Лукина осталась одна, но продолжала работать в порту, возглавив «Портовое оборудование» и «Порт Выборгский». Все последующие годы участники рынка были склонны видеть ее как человека, который действует в интересах бежавшего предпринимателя. Работала Лукина вплоть до 2016 года, когда деятельность оказалась переведена на другое юрлицо, с которым Лукина формально не связана («Фонтанке» она отрицает и фактическую связь тоже).
Суть претензий
Как следует из текста заявления, в период с 2012 по 2016 год Ольга Лукина якобы «начала осуществлять действия, заведомо влекущие неспособность общества удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам». Сначала «Портовое оборудование» привлекло агента — фирму «Порт логистик», которая начала получать выручку, ранее поступавшую в «Портовое оборудование». Затем возглавляемая Лукиной компания сдала в аренду «Порту логистик» свое имущество, включая причалы, арендованные у Росморпорта, и собственность, заложенную в банке «Возрождение». Наконец «Порт логистик» арендовал у компании краны, экскаваторы, тягачи и прочее оборудование.
В результате компания утратила возможность заниматься погрузочно-разгрузочными работами, и выручка сократилась с 462 млн в 2012 году до 70 млн в 2016-м, говорится в заявлении. А трудовой коллектив фирмы (около 250 человек) постепенно, к 2016 году, весь перешел на работу в «Порт логистик».
«Общий размер только прямых потерь по вышеуказанным и другим основаниям составил более 750 млн рублей. Данная сумма не учитывает потери от остановки деятельности общества в результате выбытия критически важных активов для осуществления основной производственной деятельности, которые, по мнению конкурсного управляющего, составляют более 1 млрд рублей», — пишет Соболев.
За последние несколько месяцев Соболев направил в полицию еще несколько заявлений (также есть в распоряжении «Фонтанки»). В них он сетует на то, что сотрудники «Порта логистик» не пускают его на территорию порта, а экс-глава «Портового оборудования» Ольга Лукина отказывается передавать ему документы о хозяйственной деятельности компании. (Заметим, что, по словам сотрудников порта, Соболеву выписывали пропуска, а войти не смогли только появившиеся с ним частные охранники).
Вдобавок ко всему в полицию пожаловался Александр Савельев, конкурсный управляющий фирмы «Порт Выборгский» — компании, которую до недавних пор также возглавляла Ольга Лукина и которая выступала стивидором в порту. Согласно его заявлению, «Порт Выборгский» в 2013–2014 годах вывел из состава имущества 104- тонный кран Liebherr LHM 320, который был куплен в Германии в пересчете на рубли за 101,4 млн рублей. И передал его в собственность фирме «Порт логистик», которая заплатила за него в десять раз меньше — 11,1 млн.
Оба конкурсных управляющих, Соболев и Савельев, сообщили «Фонтанке», что компанию «Порт логистик», которые получила активы «Портового оборудования» и «Порта Выборгский», неофициально контролирует Ольга Лукина. Управляющие также предполагают, что она имеет отношение к разработке схемы по переводу всей деятельности обремененных долгами и обязательствами предприятий на новое, чистое юрлицо. Со слов Савельева, о принадлежности Лукиной к фирме «Порт логистик» говорят ее работники, а также сотрудники Северо-Западного филиала Росморпорта, который расположен в порту Выборг и который сдает в аренду его причалы. 
По данным ЕГРЮЛ, «Порт логистик» зарегистрирован на три офшора и директора фирмы — некую Татьяну Майорову.
По словам Соболева, ему удалось отменить практически все договоры и документы, служившие основанием для передачи имущества «Порту Логистик». Это касается, в том числе, причалов, которые «Портовое оборудование» арендовало у Росморпорта и сдавало в субаренду «Порту логистик». «То есть фактически «Порт логистик» не может осуществлять никакой деятельности в порту, однако ее сотрудники там заперлись, никого не пускают и имущество не отдают», — сказал Соболев.
Кому все это надо
Может показаться странным, что такая серьезная борьба ведется за самый маленький порт Северо-Запада. Даже не за сам порт — а за его часть, так как в нем, кроме того, работает Национальный винный терминал, никак не замешанный в конфликт. Терминал арендует 13-й причал, а «Порт логистик» — до недавних пор арендовал у «Портового оборудования» причалы № 6–10 (Соболев расторг эти договоры в мае 2017 года). Еще шесть причалов никак не используются, поскольку выведены из эксплуатации.
В этом смысле резонно будет определить тех, кому все это нужно. Дело в том, что борьба, по сути ведется не только за порт, но и за деньги которые «Портовое оборудование» и «Порт Выборгский» должны кредиторам. В этом смысле необходимо пояснить, кто они такие.
У «Портового оборудования» один кредитор — фирма «Олбия», сумма требований — 1,9 млрд рублей. У «Порта Выборгского» — та же «Олбия», а также компания «Сандея» и налоговая служба. Общая сумма требований — 3,9 млрд рублей, из которых 99% приходятся на две эти компании.
Изначально кредитором «Портового оборудования» и «Порта Выборгского» выступал банк «Возрождение», однако впоследствии он передал права требования по займам этим двум фирмам. Данные о собственниках фирм-кредиторов не дают представления о реальных владельцах этих компаний. Участники конфликта склонны полагать, что за кредиторами стоит Промсвязьбанк братьев Ананьевых, которые в 2015 году купили банк «Возрождение», столкнувшийся с финансовыми трудностями.
В пресс-службе Промсвязьбанка отказались подтверждать или опровергать свою принадлежность к фирмам «Олбия» и «Сандея» и давать пояснения относительно цели продажи долгов порта сторонним фирмам. Обычно банки продают долги, чтобы избавиться от обязанности резервировать по ним средства в Центробанке. Чем выше сумма и срок просрочки — тем выше сумма резерва. В самых крайних случаях объем резерва достигает 100% суммы кредита. У «Возрождения» с компаниями, работавшими в порту Выборг, сложился как раз такой крайний случай.
Как рассказал «Фонтанке» источник, знакомый с ситуацией, цель Промсвязьбанка — вернуть имущество «Портовому оборудованию», а затем вложить в порт деньги, чтобы он снова стал приносить прибыль. «Промсвязьбанку не столько нужны деньги, сколько сам актив. Он выступает, по сути, инвестором во всей этой истории», — сказал он.
Кто довел порт до банкротства
У Ольги Лукиной более широкий взгляд на проблему. Как она рассказала корреспонденту «Фонтанки», возглавлявшиеся ею компании были доведены до банкротства, по ее мнению, самим банком «Возрождение» и его руководителями. «Я с 2010 по 2012 год еженедельно ездила в банк с отчетами о деятельности компаний. Банк все знал напрямую. Без ведома его руководителей, я ни одного чиха не могла сделать», — сказала она.
Переломный момент, после которого ее компании утратили платежеспособсность, произошел несколько лет назад, когда «Возрождение», по ее словам, «переписал» на ее компании кредиты, которые банк выдавал «нескольким пустым фирмам, не имевшим ни имущества, ни деятельности, ни дохода», которые, с ее слов, контролировал Архангельский.
Средством для перевода этих долгов на «Портовое оборудование» стали векселя, которые были выпущены структурами «Осло марин» и хранились в «Портовом оборудовании». По этим векселям компания могла требовать деньги с нескольких фирм. Однако в определенный момент «Портовое оборудование» переуступило права требования по этим бумагам компаниям, которые кредитовались в «Возрождении». Таким образом, кредиторская заложенность «Портового оборудования» выросла с приблизительно 450 млн до 4,5 млрд рублей. «Векселя эти делались конкретными банковскими сотрудниками, по согласованию с Архангельским, и передавались в фирмы-пустышки по их личному указанию. Через некоторое время, после перевода долгов банк выставил безакцепт на все счета (списание денег без согласия клиента. — «Фонтанка.ру»). И все встало, так как тянуть такую нагрузку мы не могли. В банке безакцепт объяснили тем, что они что-то не поделили с Архангельским, у них с ним произошел конфликт», — говорит Лукина.
По иронии судьбы, история с векселями обернулась для Лукиной уголовным делом — пока единственным во всем этом портовом споре. Как следует из постановления старшего следователя СУ УМВД по Московскому району майора Левченко (есть в распоряжении «Фонтанки»), часть векселей (на сумму 2,9 млрд) Лукина совместно с неустановленными руководителями группы «Осло марин» передала в фирму ООО «Дом», созданную в начале 2014 года и не ведущую никакой деятельности (по видимому, контролировалась Лукиной).
Впоследствии эта фирма пыталась войти в состав кредиторов «Портового оборудования». Поскольку требования «Дома» превышали долг банкротящейся фирмы перед банком «Возрождение» (1,9 млрд), это позволило бы «Дому» как мажоритарному кредитору определять ход развития банкротства. Однако суд отказал фирме в ее требованиях, признав передачу ей векселей экономически необоснованной сделкой, направленной на получение контроля над процедурой банкротства. 
«Портовое оборудование» в деле признано потерпевшим. Свой статус в деле Ольга Лукина не знает.
Принадлежность к фирме «Порт логистик» Ольга Лукина отрицает. По ее словам, всю деятельность она действительно перевела на эту фирму по причине неплатежеспособности своих юридических лиц, однако к ней отношения не имеет. Из разговора корреспондента «Фонтанки» с Лукиной можно понять, что она знает, кто стоит за «Портом логистик», однако имен называть не хочет. «Мне эту фирму порекомендовали наши клиенты», — утверждает она. «Сейчас у меня есть своя компания, которая оказывает посреднические услуги. Я ищу клиентов для «Порта логистик». Это все, что у меня есть», — отметила она.
Наконец, Лукина отрицает претензии конкурсных управляющих, которые излагают их в своих жалобах в полицию. Так, по ее словам, конкурсный управляющий «Портового оборудования» Соболев вопреки его заявлению «получил все документы компании, что подтверждается актом приема-передачи этих бумаг», говорит она. Что касается того, что Соболева не пускают в порт, это также неправда, говорит Лукина. «Управляющий не только был допущен, он часть имущества сдал в аренду. А то, что его не пускали до этого, так он приходил с людьми, у которых криминальное прошлое. В порту пограничная зона, ФСБ, поэтому естественно, в допуске ему отказывали», — говорит она.
«В общем, я не считаю, что сделала что-то незаконное», — заключила она.
Тень Архангельского
Люди, вовлеченные в конфликт, склонны за всеми событиями в порту видеть тень бизнесмена Виталия Архангельского, который владел портом, но в 2010 году уехал во Францию. С тех пор он регулярно отрицает всякую связь с портом. Отверг он ее и сейчас, когда корреспондент «Фонтанки» задал ему вопрос. Бизнесмен, кроме того, дал некоторые пояснения по поводу всей этой истории, однако попросил их не публиковать в тексте. «Мне не нужен шум бестолковый в России», — пояснил он.
Аргументом тех, кто склонен видеть фигуру Архангельского за плечами Ольги Лукиной, служит то, что бизнесмен, возможно, получал деньги от порта и банка «Возрождение» уже после своего отъезда во Францию. Данный факт подтверждает сама Ольга Лукина. 
«Например, банк выдавал нам кредит на строительство перевалочного комплекса размером 80 млн рублей. Из них фактически мы получили 30 млн. Оставшиеся 50 млн банк перевел Архангельскому. Платили ему и мы тоже. Он давно уже не вникает, откуда деньги получает. Приходят, и ладно. Периодически он лишь присылал письма, мол, надо бы добавить еще средств», — рассказала Лукина.
Помимо этого, участники спора указывают на то, что супруга Архангельского до последнего момента числилась работником «Портового оборудования» и ежемесячно получала зарплату, хотя фактически там не работала (она живет вместе с бизнесменом во Франции). Одни называют сумму в 200–300 тыс. в месяц, другие — 1,5 тыс. евро в месяц. Ольга Лукина подтвердила данный факт, назвав сумму 300 тыс. в месяц.
Наконец, последняя деталь. По словам управляющего Соболева, часть выпущенных векселей были подписаны лично Виталием Архангельским в 2013 году, то есть спустя три года после того, как он уехал из России и перестал (с его слов) иметь отношение к порту. «Данные векселя были отправлены в Арбитражный суд Санкт-Петербурга контрабандным путем простым почтовым отправлением из Цюриха, хотя действующее законодательство обязывает декларировать подобные отправления ценных бумаг», — сказал он.
Александр Аликин, «Фонтанка.ру»

 http://www.fontanka.ru/2017/07/19/036/?feed

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *